Выставка «Точка зрения. Луна» это продолжение исследования художником формы круга. Виталий Пушницкий вновь работает в формате тондо: все картины выполнены на круглом холсте, либо несут в себе образ круга, который неизменно путешествует из серии в серию, из работы в работу. Форма круга выступает в этой серии как объединяющее начало, возвращение к простым формам. Это и некая попытка вернуть человека к созерцательности происходящего. С точки зрения Пушницкого, идея созерцательного восприятия мира является наиболее естественной и эффективной для художника позицией по отношению к происходящему – слишком рациональные идеи не годятся для художественной практики. Художник традиционно работает сериями, они позволяют ему последовательно развивать свои идеи о точке зрения, свете, структуре, пространстве. В рамках выставки «Точка зрения. Луна» Пушницкий вновь работает со структурой картины, надрезая поверхность хоста, выходя за пределы картины, превращая ее в визуальный объект, подчеркивая ее материальность в пространстве. И это прием в лучших традициях Пушницкого, привыкшего миксовать разные техники.

Сергей Попов: «Это не просто деконструкция, разрушение холста в привычном понимании. Это, если вспомнить высказывания Эрика Булатова о соотношении поверхности и пространства картины, сконструированная ситуация, когда, делая разрез, ты опровергаешь картину внутри холста, внутри ее структуры, и в этот момент неожиданно происходит ее усиление, то есть, совершая разрушительные по отношению к поверхности картины действия, художник еще больше утверждает ее, материализует в пространстве.

Набор тем, как и прежде, умышленно ограничен. Внутри холста художник создает символическое пространство, монохромность и руинированность которого отражает субъективное переживание времени. Архитектура без присутствия человека, до основания разрушенные статуи, фигуры, находящиеся будто по ту сторону непроницаемого стекла. Виталий Пушницкий относится к тем художникам, которые мастерски работают с пустотой, которую нельзя увидеть со стороны, а можно только ощутить, находясь внутри этого потока.

Виталий Пушницкий: «Объединяет мои работы, пожалуй, то, что я стремлюсь сохранить одно и то же звучание, отстраненное вневременное зависание в воздухе. Я пытаюсь найти эту точку отстраненности и хотя я знаю, что ищу, найти ее трудно. Я как будто ищу оторвавшуюся пуговицу, которая укатилась, и я знаю, что она есть, но не вижу ее. И иногда я нахожу эту пуговицу, а иногда она оказывается от другой рубашки».